О механизме закаливания

Несмотря на ряд экспериментальных работ по вопросам закаливания, механизм закаливания до настоящего времени еще недостаточно изучен. Объясняется это тем, что процесс закали­вания представляет собой очень сложный и многообразный ком­плекс физиологических явлений, а последние зависят от индиви­дуальных особенностей организма, от характера раздражителей, от реакции центральной нервной системы на раздражение ипр.

Академик Тарханов в своей диссертации «О влиянии темпе­ратуры на чувствующие нервы, спинной и головной мозг необескровленных и обескровленных лягушек» еще в 1871 г. раскрыл сущность механизма возбуждения под влиянием охлаждения и применения тепловых процедур. На основании своих эксперимен­тальных работ он пришел к выводу, что тепловые раздражения действуют непосредственно на соответствующие отделы голов­ного мозга и что при нагревании лягушки эффект сопряжен с двумя явлениями: состоянием возбуждения и периодом умень­шения возбуждения.

Очень подробно писал о закаливании и о функциональном состоянии организма в момент действия холода на организм
известный физиолог В. В. Пашутин.                                                             

В своей капитальной работе «Лекции общей патологии»
(С.-Пб., 1881 г.) Пашутин останавливается на Механизме простудных заболеваний, выдвигает неврогенную теорию их происхождения как наиболее вероятную, рассматривает процесс перспирации, теплопродукции, влияние холодного воздуха на раздражение кожи.

По указанию Пашутина, его сотрудник А. Назаров приступил к первому экспериментальному исследованию вопросов, связан­ных с механизмом закаливания. В 1881 г. Назаров опубликовал Диссертацию «О значении для животного организма искусственно вызванных колебаний температуры». В этой диссертации, а за­тем и в отдельной работе А. Назаров касается вопросов умень­шения теплоотдачи и увеличения теплопродукции под влиянием закаливающих процедур.

Свои опыты Назаров проводил на собаках разного веса и раз­ной упитанности. Он погружал испытуемых животных на 10 мин. в холодную воду (+10° С) и отмечал, что температура тела в прямой кишке, снизившаяся в начале опытов на 6°С, после 6—7 погружений становилась устойчивой с небольшими колеба­ниями в пределах 0,3° С. Несмотря на то, что этот опыт, носящий название «феномена Назарова», получил широкую известность, вскрыть физиологическую сущность наблюдаемых явлений в про­цессе закаливания экспериментатор не смог. Практическое зна­чение опытов Назарова состоит в том, что стала очевидной воз­можность повышать устойчивость организма к охлаждению, прибегая к кратковременным повторным воздействиям холодовых раздражителей.

Значительно позднее А. Д. Слоним, один из сотрудников ака­демика К. М. Быкова, отметил, что это объясняется снижением величины ответов организма на термический раздражитель — термической адаптацией. А. Д. Слоним экспериментально дока­зал возможность быстрого возникновения адаптации (после по­вторных применений холодового раздражителя), сопровождаю­щейся резким уменьшением вазомоторных и местных эффектов.

В последующее время после опубликования работ Тарханова, Пашутина, Назарова теоретические вопросы, связанные с зака­ливанием, не получили удовлетворительного разрешения и не были сведены в единую стройную теорию.

Одной из причин этого явилось, в частности, недостаточ­ное освещение сущности (механизма) закаливания в литера­туре.

Основная же причина неудачных попыток создания различ­ными авторами теории закаливания заключалась в недооценке ими роли коры головного мозга в механизме закаливания, в стре­млении объяснять все физиологические явления, происходящие при повышении устойчивости организма человека к охлаждению, главным образом влияниями одной вегетативной нервной системы. Игнорирование работ Павлова и его школы в разработке теории закаливания приводило большинство исследователей к оценке физиологических механизмов закаливания в основном как явле­ний местных тканевых приспособлений. Подобные утверждения шли вразрез с пониманием организма как единого целого и про­тиворечили учению Сеченова и Павлова.

Одни теоретики объясняли сущность закаливания повыше­нием иммунобиологических свойств организма, другие представ­ляли   закаливание   как  десенсибилизацию организма, третьи недели в закаливании только совершенствование деятельности терморегулирующих механизмов. Существовали также теории закаливания, объяснявшие сущность этого процесса чрезмерным притуплением чувствительности тканей под влиянием термических раздражений, пропагандировались и такие теории, которые усмат­ривали конечный эффект закаливания в повышении физико-меха­нических свойств живых тканей и повышении барьерных функций кожных покровов.

       Все эти теории не учитывали должным образом влияний внеш­ней среды, на организм человека, не освещали взаимосвязи орга­низма и среды и всю проблему закаливания сводили часто к влиянию климатических факторов на отдельные органы и си­стемы организма, преувеличивая значение изменений кожи и пр.

Изучая сущность закаливания с позиций марксистского диа­лектического метода, советские ученые противопоставляют мета­физическому расчленению организма на составляющие его органы и системы концепцию единства организма, целостность которого определяется различными процессами, объединенными деятель­ностью центральной нервной системы.


       В. И. Ленин указывал, что одну из главных основ марксист­ской диалектики составляет «...взаимозависимость и теснейшая, неразрывная связь всех сторон каждого явления (причем история открывает все новые и новые стороны), связь, дающая единый, закономерный мировой процесс движения...». И. В. Сталин писал: «В противоположность метафизике диалектика рассмат­ривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и не за­висимых друг от друга, — а как связное, единое целое, где пред­меты, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга».

Поэтому, пользуясь марксистским диалектическим методом, мы рассматриваем организм не с точки зрения изолированно со­вершающихся в нем различных биохимических и молекулярных процессов, но в единстве его с внешней средой, с учетом влияния на организм внешних условий, определяющих его развитие.

Великий революционер-просветитель XVIII в. А. Н. Радищев писал: «Все действует на человека. Пища его и питие, внешняя стужа и теплота, воздух, служащий к дыханию нашему... элек­трическая и магнитная силы, даже самый свет. Все действует на наше тело, все движется в нем».

       На проблеме единства организма и внешней среды неодно­кратно останавливался И. М. Сеченов. Он указывал, что в науч­ное определение организма должна входить и окружающая его вреда. «Всегда и везде, — писал Сеченов, — жизнь слагается из кооперации двух факторов — определенной, но изменяющейся организации и воздействий извне».

В своих произведениях И. М. Сеченов указывал, что взаимо­действие и взаимосвязь различных органов и систем в организме осуществляются центральной нервной системой, и в первую оче­редь головным мозгом. Центральная -нервная система, связывая воедино различные органы и системы организма, в то же время постоянно воспринимает раздражения из окружающей человека среды.

Свое учение о том, что нервная деятельность развертывается по типу рефлекса, представляя собой отраженную реакцию нервной системы на воздействие внешней среды, И. М. Сеченов изложил в работе «Рефлексы головного мозга». Он отметил, что одним из самых важных явлений в жизнедеятельности живот­ного организма является рефлекс, т. е. реакция организма на внешние раздражения. Эта реакция происходит при посредстве центральной нервной системы. Все процессы жизнедеятельности животных совершаются при помощи рефлекса. Идеи нервизма Сеченова были в дальнейшем всесторонне развиты и обоснованы в гениальных трудах И. П. Павлова, в трудах Н. Е. Введенского и их учеников. В работах виднейших русских клиницистов XIX в. С. П. Боткина, Г. А. Захарьина, А. А. Остроумова мы находим ряд высказываний о единстве и целостности организма, о влия­нии внешней среды на развитие и исходы патологических явле­ний в организме. Они доказывали, что организм нельзя изучать в отрыве от внешней среды.

Принцип нервизма, выдвинутый Сеченовым, получив блестя­щее подтверждение также в работах И. В. Мичурина, который разработал вопрос о роли и значении внешней среды в развитии растений.

И. П. Павлов открыл совершенно новый вид рефлексов, на­званных им условными рефлексами. Эти рефлексы образуются в результате взаимодействия организма с окружающей его сре­дой, благодаря деятельности коры больших полушарий мозга, и имеют временный характер.

Говоря о значении рефлексов для жизнедеятельности орга­низма, И. П. Павлов еще в 1894 г. писал: «Очевидно, что в жизни сложного организма рефлекс есть существенное и наиболее частое нервнее явление. При помощи его устанавливается по­стоянное, правильное и точное соотношение частей организма между собой и отношение целого организма к окружающим ус­ловиям»2. Созданная Павловым теория условных рефлексов по­могла понять механизм приспособления организма животного и человека к меняющимся факторам окружающей среды. Павлов писал: «...большие полушария являются органом анализа раздра­жений и органом образования новых рефлексов, новых связей. Они — орган животного организма; который специализирован на то, чтобы постоянно осуществлять все более и более совер­шенное уравновешивание организма с внешней средой, — орган для соответственного и непосредственного реагирования на раз­личнейшие комбинации и колебания явлений внешнего мира, в известной степени специальный орган для беспрерывного дальней­шего развития животного организма».

Говоря о причинной зависимости рефлекторных реакций орга­низма от действия различных раздражителей, И. П. Павлов писал: «Это значит, что в тот или другой рецепторный нервный прибор ударяет тот или другой агент внешнего мира или внутреннего мира организма. Этот удар трансформируется в нервный процесс, в яв­ление нервного возбуждения. Возбуждение по нервным волокнам, как проводам, бежит в центральную нервную систему и оттуда, благодаря установленным связям, по другим проводам прино­сится к рабочему органу, трансформируясь, в свою очередь, в спе­цифический процесс клеток этого органа. Таким образом, тот или другой агент закономерно связывается с той или другой деятель­ностью организма, как причина со следствием».

Приведенные высказывания показывают, что всякие, даже ра­нее безразличные для организма, факторы внешней среды, в том числе и климатические, при известных условиях могут воздейство­вать через мощный рецепторный аппарат на центральную нерв­ную систему и через нее производить самые разнообразные и глу­бокие изменения в организме.

Ветер, солнечные лучи, водные процедуры, колебание темпера­туры воздуха и многие другие явления в природе вызывают услов­ные рефлексы, благодаря которым осуществляется приспособление животного к окружающей среде.

       И. П. Павлов указывал, что бесчисленные колебания как внешней, так и внутренней среды организма, отражаясь каждое в определенных состояниях нервных клеток коры больших полу­шарий, могут сделаться отдельными условными раздражите­лями.

       Многочисленные факторы внешней среды могут быть, благо­даря условно-рефлекторной связи, возбудителями очень сложных реакций со стороны внутренних органов. Кора больших полуша­рий головного мозга является органом безусловно-рефлекторной и условно-рефлекторной деятельности. Она обладает трофической функцией и выступает как регулятор всех процессов организма в соответствии с условиями среды.

       А. Г. Иванов-Смоленский отмечает, что, по Павлову, кора мозга высших животных является «...носительницей замыкатель­ной функции, т. е. функции приобретения, образования, творче­ства новых связей между организмом и средой, функции разви­тия нового жизненного опыта, функции онтогенетической адап­тации, приспосабливающей организм к условиям среды, а среду к потребностям организма».

При создании различных теорий закаливания часто упускалось из виду, что нервная система и все органы человеческого тела, объединенные деятельностью коры больших полушарий мозга, всегда реагируют как целое и что реакции организма зависят от силы и характера раздражений, падающих на рецепторный аппа­рат. Павлов писал, что животный организм представляет крайне сложную систему, состоящую из почти бесконечного ряда частей, связанных как друг с другом, так и в виде единого комплекса с окружающей природой.

Одной из задач теории закаливания является изучение воздей­ствия внешней воздушной среды на организм и ответных реакций на климатические раздражители и условия, определяющие адап­тацию (приспособление) организма к этим раздражителям.

Внешняя среда при определенных условиях может быть как источником оздоровления, так и источником заболеваний.

Человеческий организм на протяжении всей своей жизни «омы­вается» и соприкасается с различными элементами внешней среды — воздухом, лучистой энергией и пр. Физико-химические ибиологические факторы внешней среды действуют на организм и создают соответствующие условия жизнедеятельности чело­века.

Рассматривая условные рефлексы как временные отношения между средой и организмом, И. П. Павлов в следующих словах определил адаптационные приспособления организма к факторам внешней среды и указал пути изучения закономерностей процессов акклиматизации, закаливания: «...устанавливается временное от­ношение между деятельностью известного органа и внешними предметами. Это временное отношение и его правило — усили­ваться с повторением и исчезать без повторения — играют огром­ную роль в благополучии и целости организма; посредством его изощряется тонкость приспособления, более тонкое соответствование деятельности организма окружающим внешним условиям».

Многочисленные экспериментальные работы советских физио­логов, развивающие учение Сеченова — Павлова, показывают, что в развитии процессов акклиматизации и закаливания у человека активную роль играют высшие отделы центральной нервной си­стемы, и в первую очередь кора головного мозга.

К. М. Быков й его сотрудники А. Д.Слоним, Р. П. Ольнянская, А. А. Рогов, А. Т. Пшоник и др. в своих работах, основанных на учении; Павлова о значении коры мозга б деятельности всех орга­нов и систем в организме человека, значительно приблизили нас к пониманию сущности механизма закаливания.

Исходя из основного положения павловского учения о том, что кора мозга, благодаря образованию новых рефлекторных дуг, постоянно регулирует деятельность всех систем организма, уче­ники Павлова И. С. Цитович, К. М. Быков и его сотрудники А. А. Рогов и А. Т. Пшоник доказали возможность условно-рефлекторных влияний на сосудистую систему, а также влияние коры мозга на реакцию периферических сосудов.

Сотрудница К. М. Быкова Р. П. Ольиянская также разработала ряд вопросов кортикальной регуляции обмена веществ. В резуль­тате своих экспериментальных работ она отметила, «...что любой индеферентный агент, совпадающий во времени с раздражителем, вызывающим повышение обмена, и примененный изолированно, может в свою очередь вызывать повышение обмена веществ вслед­ствие непосредственного влияния на окислительные процессы в тканях... Выработанные условные рефлексы на повышение обмена подчиняются всем основным закономерностям, характеризующим высшую нервную деятельность (угасание условного рефлекса при его неподкреплении безусловным, дифференцировка и др.)».

Важное значение приобретает кора мозга в терморегуляции. Как известно, постоянство температуры тела достигается путем координации процессов теплообразования и теплоотдачи. Тепло в организме образуется в результате окисления пищевых веществ при образовании конечных продуктов распада белков, жиров и углеводов. Расходуется оно организмом разными путями. Основ­ным путем теплоотдачи является потеря тепла проведением, т. е. нагреванием окружающего воздуха и излучением; кроме того, тепло расходуется с выдыхаемым воздухом, на испарение пота и т. п. Температура тела человека сохраняется постоянной благо­даря тому, что она регулируется, с одной стороны, интенсивностью окислительных процессов, т. е. образованием тепла главным обра­зом при мышечной работе, а с другой — интенсивностью и объ­емом теплоотдачи. Эти два способа регуляции получили названия химической и физической терморегуляции.

Химическая терморегуляция — это изменение интенсивности обмена веществ под воздействием окружающей среды. При пони­жении температуры воздуха образование тепла в организме уси­ливается, при повышении температуры — понижается. Наиболь­шая часть тепла образуется в мышцах. Значительное количество тепла образуется в органах брюшной полости — в печени и почках.


При повышении или понижении температуры окружающей среды изменяется отдача тепла, причем при понижении темпера­туры отдача тепла уменьшается, а при повышении — увеличи­вается.

В организме человека существует подкорковый тепловой центр, или центр терморегуляции, который находится в промежуточном мозгу, в гипоталомической области — в сером бугре. При повыше­нии температуры крови, омывающей промежуточный мозг, центр терморегуляции также возбуждается и в деятельности организма наступают изменения, способствующие понижению температуры. При понижении температуры крови центр теплообразования реа­гирует так, что повышается интенсивность процессов, способст­вующих повышению температуры.

Другой способ возбуждения — рефлекторные воздействия. Под влиянием воздействия температурных факторов на экстерорецепторы кожи в них возникают возбуждения, поступающие в тепло­вой центр. Из теплового центра импульсы идут к органам, связан­ным с теплообразованием (мышцы, печень и пр.) и теплоотдачей и вызывают изменение их деятельности.

Центры терморегуляции, как отмечает Быков, при известном воздействии на них коры головного мозга изменяют состояние ве­гетативной нервной системы, главным образом ее симпатического отдела, благодаря чему устанавливается зависимость между уров­нем теплопродукции и уровнем температуры тела. Кроме того, центры терморегуляции влияют на выработку адреналина надпо­чечниками и тироксина щитовидной железой таким образом, что падение температуры тела ведет к увеличенному переходу в кровь этих гормонов, стимулирующих теплопродукцию вследствие уве­личения процессов тканевого обмена.

Следовательно, поддержание постоянства температуры тела является сложным процессом, который осуществляется благодаря участию в нем целого ряда систем с помощью иннервационных. влияний на обмен, кровообращение, дыхание, потоотделение.

В 1928 г. проф. Е. М. Синельников и его сотрудники А. И. Ве­ликанов и Е. А. Молдавский установили возможность корковой регуляции процессов теплоотдачи и теплообмена. Они привели до­статочно убедительные данные о наличии условно-рефлекторного механизма в процессах терморегуляции. Авторы отмечали, что полушария большого мозга участвуют в процессах терморегуля­ции благодаря образованию в них временных «связей.

Большую исследовательскую работу, посвященную вопросам, зависимости всех сторон терморегуляторных процессов и темпера­туры тела от деятельности мозговой коры, провели сотрудники Быкова — Слоним, Ольиянская, Нестеровский и др. Они устано­вили, что корковые импульсы способствуют как увеличению выра­ботки, так и отдачи тепла и, таким образом, способны очень резко влиять, на весь тепловой баланс, определяющий величину темпе­ратуры тела.

В 1938 г. Ольиянская и Слоним в результате опытов, проведен­ных на собаках, показали, что реакция химической терморегуля­ции определяется не только температурой внешней среды, но и влияниями коры мозга в ответ на раздражения экстеро- и интерорецепторов:

Интересны наблюдения А. Г. Понугаевой, изучавшей явления химической терморегуляции у кондукторов товарных поездов в ус­ловиях их работы, когда они подвергаются непрерывному воздей­ствию температуры внешней среды. В результате наблюдений Понугаева пришла к следующим выводам.

Независимо от температуры внешней среды обмен веществ у кондукторов всегда выше на тормозной площадке вагона, чем в теплом помещении (лаборатории). Оказалось также, что обмен веществ у кондукторов на тормозной площадке при одной и той же температуре воздуха выше, когда они движутся от дома, чем тогда, когда они возвращаются домой. В первом случае кондук­тору предстоит охлаждение в пути, а во втором случае его ожи­дает отдых в теплом помещении. Кроме того, обмен веществ у них на тормозной площадке выше, чем во дворе. Испытуемый, кото­рый, на площадке вагона проводит целые часы, не страдая от хо­лода, во дворе не мог вынести и двухчасового опыта. Быков по поводу этих опытов писал: «Корковые импульсы, властно вмеши­ваясь в протекание теплообмена, в большей мере содействуют со­хранению постоянства температуры внутренней среды при измене­ниях внешних жизненных ситуаций».

       Роль коры головного мозга в температурной рецепции и регу­ляция функции кровеносных сосудов были подробно освещены в работах А. Т. Пшоника, посвященных анализу функциональной деятельности температурных кожных периферических рецепторов и исследованию корковых связей температурной кожной рецеп­ции. Опыты Пшоника показали важную роль коры больших полу­шарий в изменении просвета сосудов под влиянием холодовой и тепловой рецепции.

       Овзаимосвязи коры головного мозга и кожной рецепции пи­шет следующее К. М. Быков: «Значение коры не ограничивается лишь ее замыкательной ролью. В кожной рецепции кора прояв­ляет активность, выходящую далеко за пределы функциональных возможностей периферических аппаратов как самостоятельных единиц. Кора головного мозга как бы организует периферию, упорядочивает функциональную деятельность периферических аппаратов, часто навязывая периферии свои закономерности. Кора не только реги­стрирует, но и направляет, настраивает кожную рецепцию. Связь кожной рецепции с корой, таким образом, — не простая односто­ронняя центростремительная связь, а многосторонняя взаимо­связь».

С давних пор чисто эмпирически было установлено, что чело­веческий организм под влиянием повторного и частого примене­ния холодной воды привыкает к низким температурам, становится невосприимчивым к холоду.

Вначале холодные процедуры вызываютнеприятное ощущение, ослабевающее затем при повторных воздействиях холода, который не воспринимается уже как резкий раздражитель.

М. Е. Маршак и Н. К. Верещагин на основании эксперимен­тальных наблюдений пришли к выводу, что при местном холодовом раздражении ног человека водой (15—20°) температура слизистой оболочки носа быстро снижается; при более сильном раздражении водой (4°) температура слюнной оболочки кратко­временно снижается, а по окончании опыта температура резко по­вышается, причем это повышение сопровождается обильным вы­делением из носа, кашлем и хрипотой.

При многократном же действии холодового раздражения (ежедневно по 15 мин.) водой 12° отмечается постепенное ослабле­нием затем полное отсутствие реакции слизистой оболочки носа на данный раздражитель.

Особенно чувствительными к охлаждению кожи являются со­суды слизистой оболочки верхних дыхательных путей.

Некоторые исследователи (Лучинский и др.) экспериментально установили, что скорость восстановления температуры ограничен­ного участка кожи после кратковременного воздействия на него холодом является верным критерием, определяющим устойчи­вость организма к охлаждению.

Местное охлаждение кожи у собаки в зимний и весенний пе­риоды не вызывает у нее сосудистой реакции слизистой оболочки носа, благодаря тому, что за зимний период животное приспосаб­ливается к холоду. К концу лета и осени у собак наблюдается от­четливая сосудистая реакция в слизистой оболочке носа при мест­ном охлаждении кожи.

Исследования сотрудников акад. Быкова, а также проф. Си­нельников определенно установили, что реакции теплорегуляции способны возникать не только под воздействием раздражителей внешней среды, но и индиферентных раздражителей, сделавшихся условными сигналами в результате многократных сочетаний с тер­мическим раздражителем. Такие же данные получили Слоним, Нестеровский и Ольиянская во время опытов с собакой при нали­чии сложного комплексного раздражителя — обстановки и вре­мени. Собака, помещенная исследователями на 5 час. в теплую комнату, после 10 таких сочетаний (дней) снижает обмен даже при пониженной в комнате температуре. Чтобы погасить выработан­ный условный рефлекс, часто требуется такое же количество сочетаний.

То, что в процессе закаливания у человека активную роль играют высшие отделы центральной нервной системы — кора го­ловного мозга, — доказывают также экспериментальные данные об изменения порогов теплоощущения и гсилоразличения в ран­них стадиях закаливания по отношению к теплу или холоду иработы Истманова, Пшоника, Рогова и др., установивших экспери­ментальным путем участие коры мозга в процессе закаливания к термическим воздействиям.

Сотрудник Военно-медицинской академии Бобров, работая над вопросами механизма закаливания и используя для этой цели воду +10° и +5°, пришел к следующим выводам.

1.    Длительное повторное охлаждение в течение двух месяцев стопы, бедра, кисти приводит к притуплению реакции кожных ре­цепторов на действие холодового раздражителя той же силы. В конце тренировки температура повторно охлаждаемого участка кожи снижается на 1,5—2,5°.

2.    Восстановление температуры кожи после охлаждения к концу второго месяца закаливания происходит значительно быстрее, чем в начале.

3.    Закаливание к низким температурам, длящееся свыше двух месяцев, не оказывает заметного влияния на дальнейшее притуп­ление реакции со стороны терморецепторов кожи.

       4. Перерывы в закаливании к низким температурам на один месяц и больше вызывают «растренировку», показателем чего слу­жит увеличение снижения температуры кожи при ее охлаждении.

До тех пор, пока организм не будет адаптирован так, чтобы он стал невосприимчив к низким температурам, не исключена угроза возникновения простудных явлений. Вопрос о простуде оконча­тельно еще не решен клиническими исследованиями.

Еще Пашутин считал, что скептический взгляд на простуду опровергается массой повседневных наблюдений, и приводил ряд доказательств этого положения, в частности данные самонаблюдений.

Внимательно и неоднократно анализируя условия простудных заболеваний, Пашутин в своих лекциях по общей патологии писал о том, что состояние участков кожи, не подвергающихся охлаждению в момент простуды, не остается без влияния, так как общее воздействие холода менее способно вызвать простуду, чем дей­ствие его на ограниченные участки кожи (когда все другие ее участки окружены теплой средой). «Быть может, — писал Пашу­тин, — именно этот контраст в состоянии охлаждаемого участка сравнительно с остальной поверхностью кожи и представляет одно из существенных условий для развития простудного заболе­вания».<sp

Полезная информация:
figura.inf.ua - При копировании материалов, активная ссылка на сайт обязательна!