Исторический обзор развития учения о закаливании организма

На протяжении многих веков вопросы закаливания организма человека привлекали к себе внимание не только представителей науки, но и руководителей государств, главным образом в инте­ресах обороноспособности. Так, например, закаливание являлось неотъемлемым элементом всей системы физического воспитания у греков и римлян.

После падения Греции и Рима история не оставила нам при­меров организованного закаливания молодежи при помощи есте­ственных сил природы. Тому было много причин, особенно в средние века, когда в одинаковой степени тормозились и разви­тие физического воспитания и пропаганда массового оздоровле­ния населения феодальных княжеств и государств, управляемых кучкой дворянско-купеческой знати.

Интересны письменные свидетельства современников, харак­теризующих степень закаленности русских людей. Массовой зака­ленности их способствовали и суровая природа и вековечная борьба с многочисленными врагами, нападавшими на обширные границы русского государства.

Секретарь Гольштинского посольства Адам Олеарий, бывший в России в 1633, 1636 и 1639 гг., свидетельствует: «Русские — крепкий, сильный, выносливый народ, способный легко перено­сить и стужу и жару. Вообще в России люди здоровые, доживаю­щие до глубокой старости и редко болеющие».

В древней Руси мытье в банях с последующим растиранием снегом или купанием в холодной реке было весьма распростра­нено среди населения.

Адам Олеарий с удивлением писал: «Русские могут выносить чрезвычайный жар и в бане, ложась на полках, велят себя бить и тереть свое тело разгоряченными березовыми вениками, чего я никак не мог выносить; затем, когда от такого жару они сде­лаются все красные.., они выбегают все голые и обливаются холодной водой; зимой же, выскочив из бани, они валяются на снегу, трут им тело, будто мылом, и потом остывши таким обра­зом, снова входят в жаркую баню. Так как бани их обыкновенно устраиваются при реках или ручьях, то моющиеся в них из жару прямо бросаются в холодную воду».

О закаленности русских людей мы находим свидетельство в описании голландского посланника Кунрада фае Кленка в 1676 г. О том же говорится и у английского посланника Флетчера, посетившего Россию в 1588 г.

Закаленность русских людей, их крепкое здоровье вызывали удивление изнеженных иностранцев. В журнале «Сын отечества» за 1819 г., со слов современника Петра I, приводится следующий характерный случай, рисующий систему закаливания солдат в начале XVIII в.: «B 1717 г., в бытность Петра Великого в Па­риже, приказал он сделать в одном доме для гренадер баню на берегу Сены, в коей они после пару купались. Такое необыкно­венное и для парижан, по мнению их, смерть приключающее действие произвело многолюдное сборище зрителей.

Они с удивлением смотрели, как солдаты, выбегая разгоря­ченные банным паром, кидались в реку, плавали и ныряли. Коро­левский гофмейстер Вертон, находящийся в прислугах Импера­тора, видя сам сие купание, Петру Великому докладывал (не зная, что то делается по приказу Государя), чтоб он солдатам за­претил купаться, ибо-де все перемрут. Петр, рассмеявшись, отве­чал: «Не опасайтесь, г. Вертон: солдаты от парижского воздуха несколько ослабли, так закаливают себя русскою банею. У нас бывает сие и зимою: привычка — вторая натура».

Большое внимание уделял закаливанию русской армии вели­кий полководец Суворов. Своим личным примером он воздейст­вовал на русское офицерство и на солдат. Записки отставного сержанта Сергеева, находившегося при Суворове 16 лет безот­лучно, помещенные в февральском номере журнала «Замечатель» за 1842 г., рисуют образ жизни великого полководца.

«Рукомойников никогда не подавали ему, — пишет Сергеев,— вместо того приносили в спальню два ведра самой холодной воды и большой медный таз, в два же ведра. В продолжение получаса он выплескивал из ведер воду себе на лицо, говоря, что помогает глазам. После того служители его должны были оставшуюся воду тихонько лить ему на плечи так, чтобы вода, скатываясь ручейком, катилась к локтям...»

«Зимою, — вспоминает Сергеев, — ни в какую стужу он не носил на себе не только мехового платья, но даже теплых фу­фаек и перчаток, хотя целый день должен был стоять на мо­розе в одном мундире. В самые жесточайшие морозы под Очаковым Суворов на разводах был в одном супервесте, с каской на голове, а в торжественные дни в мундире и в шляпе, но всегда без перчаток. Плаща и сюртука не надевал в самый дождь».


«В бане Суворов выдерживал ужасный жар на полке, после чего на него выливали ведер десять холодной воды, и всегда по два ведра вдруг».

Свои воспоминания Сергеев заканчивает следующими сло­вами: «Он ходил несколько часов обнаженным, чтоб приучить себя к холоду и превозмочь слабость своей природы. При этой привычке и обливании себя холодной водой он, можно сказать, закалил свое тело от влияния непогод, казался существом сверхъ­естественным».

Чтобы закалить своих солдат, Суворов заставлял их «произ­водить переправу вброд и вплавь», требуя, чтобы «люди обуча­лись у него плаванию», как об этом отмечал А. Петрушевский в своей монографии «Генералиссимус князь Суворов». Таким об­разом, Суворов первым указал на необходимость постоянной и си­стематической работы по закаливанию воинов.

Суворов часто говорил: «Военный человек должен любить сильный мороз и сильный жар, засуху и проливной дождь...»

О необходимости закаливания армии писали генерал Драгомиров и адмирал Макаров. Генерал Драгомиров в своем «Учеб­нике тактики» говорит, что от солдата на войне, кроме чувства долга, неустрашимости, самопожертвования, находчивости, уме­ния владеть оружием и пр., требуется еще способность выносить тяготы и лишения военного времени без быстрого истощения сил, способность преодоления всякого рода препятствий. Генерал Дра­гомиров, стремясь закалить своих солдат, подобно Суворову, орга­низовывал маневры в местах, изобилующих реками, озерами, болотцами.

Адмирал Макаров в своей книге «Рассуждения по вопросам морской тактики» указывал, что одним из основных качеств мо­ряка является не только здоровье, но и выносливость. Здоровье и выносливость, а также привычка морю и составляли «мор­скую закалку» настоящего моряка.

О закаливании организма писала замечательная плеяда рус­ских врачей-гуманистов середины и конца XVIII в.: С. Г. Зыбелин, В. А. Басов, Н. М. Максимович-Амбодик, академик А. П. Прота­сов. Об этом писал также известный русский публицист Н. И. Но­виков. В журнале «Ежемесячные сочинения о пользе и увеселении» (январь, 1756 г.) был помещен его обширный трактат о закали­вании под названием: «Показания некоторых заблуждений, слу­чающихся при наблюдении теплоты телесной и охранении от простуды».

Некоторые утверждения этой статьи не потеряли своего зна­чения и в наше время, например, «Чрез неложное искусство известно, что те люди совершенно здоровы, которые не носили ни фуфаек, ни на грудях подушек. Напротив того, чаще видим, что такие люди, которые лежат в постелях и ходят в шубах, будто степь шатаются, у которых или отек, или одна только кожа да кости».

Или такое утверждение: «Нигде не можно сыскать здоровее людей, как в дарениях, где почти совсем нет обыкновения защи­щаться от стужи множеством платья».

Знаменательны для характеристики бездельничающих бар того времени и следующие слова в статье: «Несчастливое заблужде­ние тому причиною, что мы воздух, в котором живем, почитали за яд для нас изготовленный и все меры употребляем нас защи­щать от него. Когда люди начали признавать труды за подлое упражнение и почитать ложно за знак благородства празд­ность, тогда угас естественный жар в жилах, и горящий на ще­ках румянец не стал быть более за красоту почитаем».

В 1797 г. русский академик В. Ф. Зуев напечатал в органе Академии «Новые ежемесячные сочинения» статью «О действии воздуха на тело человеческое».

Вопросам пропаганды закаливания организма способствовало появление в печати отдельных работ русских ученых, стремив­шихся выяснить механизм водных процедур на человека.

В 1859 г. доктор Б. Гржимало издал обширное руководство под названием «Новые правила водолечения, основанные на фи­зиологических данных». В своем руководстве Гржимало одним из первых установил влияние водных процедур на нервную си­стему, отметив привыкание организма к холодным процедурам. Он первым высказал мысли, которые потом были развиты Щербаковым и его сотрудниками в учении о вегетативно-сегмен­тарной терапии. Гржимало писал: «Рациональная водолечеб­ная метода имеет своей задачей — уметь находить на поверх­ности тела ту массу кожных нервов, возбуждение которых должно провести целебные рефлексы к данному страждущему органу».

Под закаливанием организма долгое время понималось си­стематическое использование водных процедур. Подобному ограниченному толкованию понятия закаливания способствовало увлечение виднейших авторитетов лечением водой разных забо­леваний и оценка значения холодной воды в терапии известных русских врачей Афанасьева, Боткина, Иноземцева, Пирогова, Енохина, Захарьина, Тарханова, Манасеина и др.

Систематическим закаливанием при помощи холодной воды увлекались А. Пушкин, Л. Толстой, С. Аксаков, И. Репин, Павлов и многие другие выдающиеся представители русской литературы, науки и искусства. По свидетельству друзей, А. С. Пушкин всю жизнь систематически закалял себя. А. С. Пуш­кин описывая жизнь своего гениального брата в Михайловском сообщает: «Зимою он, проснувшись, садился в ванну со льдом, а летом отправлялся к бегущей под горой реке...»

Великий физиолог И. П. Павлов любил купаться в любую по­году вплоть до поздней осени. В 1925 г., когда Ивану Петровичу было уже 76 лет, в одном из своих писем он писал: «Вот уже истекает срок моего отдыха, а я им совершенно недоволен... ку­панья все время остаются теплые, что мне совершенно неинте­ресно и неполезно».

Во время одного из своих тяжелых заболеваний Павлов по­требовал себе холодной воды и стал окунать руку. Удивленному врачу, наблюдавшему эту сцену, он сказал: «Вот делаю заем... Кора истощена. Я должен сделать для нее заем. Где? В подкорке. Зарядить кору из подкорки. Ведь подкорка — это же грандиоз­ный аккумулятор нервной энергии. С подкоркою же все сильней­шие лучшие эмоции связаны. С детства для меня вода, река — это все. Купанье, плаванье... И вообще сильнейшие эмоции у меня связаны с водой... и с шумом ее и видом... и, наконец, тем­пературные раздражения. Вот я и делаю заем: возбуждаю под­корковые центры этим купанием, а они уж пускай заряжают кору».


Можно привести множество примеров, подтверждающих важное значение систематической тренировки и постепенного использования холодных температур с целью закаливания, свиде­тельствующих о положительных результатах, достигнутых зака­ливающими себя людьми.

Задачам обоснования теории закаливания еще в 80гг. прош­лого столетия был посвящен ряд экспериментальных работ за­мечательного русского физиолога В. В. Пашутина и его сотруд­ников А. Назарова, С. Костюрина, А. Лихачева и др., а также академика И. Р. Тарханова.

В. В. Пашутин, И. Р. Тарханов и их сотрудники связывали вопросы закаливания и процесс так называемой «простуды» с колебаниями температур, воздействующих на организм живот­ного. Печатные труды Пашутина и его сотрудников вышли в свет в 1881—1883 гг.

Проф. В. В. Гориневокий в 1891 г. в журнале «Вестник воспи­тания» напечатал научно-популярную работу о закаливании ор­ганизма, которая в 1900 г. вышла с незначительными измене­ниями отдельной брошюрой под названием «О закаливании как средстве физического воспитания».

После Великой Октябрьской социалистической революции, когда физкультурное движение в нашей стране стало бурно раз­виваться, закаливание организма при помощи естественных сил природы нашло широкое распространение среди народных масс. На закаливание стали смотреть не только как на мероприятие, повышающее сопротивляемость организма отрицательному воз­действию внешней среды, но и как на средство, способствующее повышению трудоспособности и обороноспособности населения. Распространению различных, способов закаливания помогло и развитие физического воспитания и спорта.

Включение закаливания естественными силами природы в си­стему физического воспитания, организация лесных школ, развитие курортно-санаторного лечения, повсеместное распростране­ние туризма — все это ее могло не привлечь внимания предста­вителей науки к научному обоснованию самой методики приме­нения естественных сил природы. Возникли отдельные системы приема солнечных и воздушных ванн.

Следует отметить ряд появившихся у нас работ, обосновываю­щих механизм закаливания и популяризующих необходимые зна­ния в этой области среди различных слоев населения. Работы эти принадлежали Гориневскому, Ивановскому, Саркизову-Серазини и др.

В Великой Отечественной войне с немецко-фашистскими за­хватчиками в Советской Армии был широко использован опыт наших ученых в области закаливания.

Все мы читали о незабываемых подвигах героических бойцов Советской Армии, о том, что наши воины, движимые глубоким патриотизмом и любовью к своей Родине, беззаветно преданные партии, советскому правительству и великому Сталину, в холод­ные осенние дни форсировали широкие реки, часто переходили их вброд, по грудь в студеной воде.

В исторической победе советского народа над немецко-фаши­стскими захватчиками большое значение сыграла и физическая закалка советских воинов, достигнутая на базе широкого разви­тия в СССР физической культуры и спорта, ставших достоянием многомиллионных масс трудящихся.

Великий вождь советского народа генералиссимус И. В. Сталин в своем приказе от 23 февраля 1947 г. за № 10, об­ращаясь к бойцам, указывал: «Солдаты и матросы должны ста­рательно, с напряжением сил, совершенствовать свою огневую, тактическую, строевую, специальную и политическую подго­товку, закалять себя физически, чтобы стать умелыми воинами, способными преодолевать любые трудности походно-боевой об­становки».

Из истории Отечественной войны мы знаем многочисленные примеры, показывающие не только высокий патриотизм наших бойцов при выполнении боевых заданий, но и высокую степень их закаленности.

Матрос Петр Голубев служил в одной из частей береговой обороны Краснознаменного Балтийского флота. Узкая полоса земли, где находилась часть Голубева, была с двух сторон отре­зана врагом. Связь с нашим командованием прекратилась. При­няв донесение своего командира, Голубев на рассвете вошел в холодную воду Финского залива и, проплыв 20 км, через 9 час. вышел на берег, выполнив задание.

Лейтенант Сергей Ковалев был атакован над морем тремя са­молетами врага. Сбив один самолет врага, Ковалев вступил в бой с другим, но в этот момент он увидел пожар на своем самолете. Ковалев выбросился с парашютом и упал в море. Бой происхо­дил в марте, вода была холодной, до берега оставалось 20 км. Ковалев поплыл. Больше часа держался на воде летчик и был подобран нашим сторожевым катером.

Широкой известностью пользуется подвиг мирового рекорд­смена по плаванию Леонида Мешкова. Раненный в лопатку и плечевой сустав, Мешков, подхватив здоровой рукой своего, тоже раненого, товарища Сергея Кулакова, проплыл с ним в холод­ной воде большое расстояние.

Приводимые нами примеры показывают, какое большое значение имеет закаливание в жизни человека.

       В своих интересных воспоминаниях «О смелых и сильных» («Советский спорт» от 22/11 1947 г.) дважды Герой Советского Союза С. Ковпак описывая форсирование Днепра в ноябре 1942 г., писал: «Блестящий успех зависел от многих причин. Среди этих причин видное место принадлежит той существенной помощи, которую при форсировании Днепра оказали нам физи­чески закаленные люди, пловцы, опытные гребцы».

Полезная информация:
figura.inf.ua - При копировании материалов, активная ссылка на сайт обязательна!