Человек и его двигательная деятельность

     Двигательная деятельность, движения — это просто или сложно? Ответ зависит от того, кого спросить. «Совсем просто», — скажет восьмилетний мальчик. «Чаще просто, но нередко сложно», — ответишь ты. «Целенаправленное действие всегда невероятно сложно»,— скажет ученый. И все по-своему правы.
Потому что каждый смотрит с различных позиций. В самом деле: что сложного для мальчика в том, чтобы пробежать 20—30 м, прыгнуть с кочки на кочку или, например, поднести ложку с супом ко рту? Ты, конечно, рассуждаешь уже иначе. Разумеется, пробежать небольшое расстояние, швырнуть камень, переписать у товарища условие задачки несложно; другое дело — преодолеть планку, поднятую на двухметровую высоту, сделать двойное сальто, играя вратарем, взять мяч, посланный в «девятку». Это очень трудно.

     А ученый? Чем объяснить его на первый взгляд абсурдный ответ? Подумаешь, какие трудности — щи хлебать ложкой.

     Однако не торопись критиковать эту точку зрения, давай-ка сначала разберемся в существе дела. Видимо, ученый все же имел какие-то основания так сказать.

     Начнем со злополучной ложки супу. Разве всегда так уж удачно, нисколько не расплескав, подносишь ты ее ко рту? И никогда не промахиваешься хоть чуть-чуть? Ну а маленькие дети или люди, страдающие некоторыми болезнями нервной системы, совсем плохо справляются с такой задачей. Управление целенаправленными движениями— это, пожалуй, самый сложный процесс из всех, которые мы знаем. Именно управлением движениями (а отнюдь не мышлением, как это часто предполагают) ведает большая часть головного мозга. Надо учесть, что почти все системы, создающие ощущения и восприятия, то есть анализаторы, так или иначе вносят свой вклад в управление движениями. Особенно велик вклад трех анализаторов, в первую очередь кинестетического (проприоцептивного), функция которого полностью подчинена задачам контроля протекания движений и автоматической регуляции мышечных напряжений. Второе место по своему значению для управления движениями занимает зрительный анализатор, за ним — тактильный. Без непрерывного контроля за выполнением задуманных («запрограммированных») движений осуществить их сколько-нибудь удовлетворительно невозможно.

     Здесь не место подробно разбирать эти сложные вопросы. Ограничемся сжатым до предела описанием скелетной схемы управления двигательными действиями. Без таких сведений нельзя понять смысл и значение многих методических приемов и рекомендаций.

     Выполняя любое целенаправленное двигательное действие, мы предварительно составляем его программу, которая не только в сложных, но и в самых простых случаях содержит несколько основных разделов.

     Один из них посвящен смысловому содержанию движения (двигательного действия), он включает в себя как бы перечень основных этапов решаемой двигательной задачи. Сверяясь с этим разделом программы, мы можем по ходу выполнения движения поэтапно оценивать меру успешности достижения поставленной цели.

     На основе «смысловой программы» формируются два других раздела, которые представляют собой как бы проекты развития во времени формы движений (их пути, скорости, ускорений, последовательности) и величины усилий.

     Четвертый раздел — подсознательно формируемая и неосознаваемая нами даже при ее реализации программа характера и последовательности нервных импульсов — «команд» мышцам.

     Хочу обратить особое твое внимание на пятый раздел, представляющий собой программу предполагаемых ощущений и восприятий, которые в соответствии с нашими ожиданиями должны сопровождать правильное выполнение задуманного двигательного действия. Почему особое внимание? Да потому, что именно этот раздел программы позволяет нам контролировать сам ход выполнения движений, а не только их результат. И еще потому, что именно этот раздел программы двигательного действия полностью осознаваем и может «комплектоваться» и уточняться нами сознательно. Правильно «планируя» ощущения и восприятия, которые должны возникать по ходу выполнения двигательного действия, мы получаем как бы эталон, с которым можно сравнивать ощущения и восприятия, реально возникающие в процессе намеченных движений, и, таким образом, сразу замечать допущенные двигательные ошибки (отличия реальных движений от за план и рованных). Вовремя заметить отклонение — значит получить возможность его ликвидировать.

     Следовательно, правильно составить программу предполагаемых ощущений и восприятий — это во многом предрешить успешность двигательного действия- Такие восприятия носят порой весьма значительные индивидуальные различия, то есть очень субъективны. В связи с этим каждый человек должен составлять программу ощущений, опираясь в основном на свой личный двигательный опыт, точнее, на анапиз своих двигатепьных ощущений при еыпопнвнии соответствующих движений. Так что советую тебе: совершенствуясь в выполнении какого-либо упражнения, прислушивайся к возникающим при этом ощущениям и восприятиям, старайся запомнить те, которые появились во время наиболее удачных попыток. Запоминай и те, которые соответствуют типичным для тебя ошибкам, чтобы легче и быстрее их опознавать, а затем устранять. С самого же начала программа ощущений (ее исходный вариант) складывается на основе представлений о форме движений и о необходимых усилиях. При наличии достаточного двигательного опыта, соответствующего характеру задуманного двигательного действия, человеку обычно сразу удается хорошо запрограммировать должные ощущения.

     Выполняя физическое упражнение впервые, мы тщательно контролируем те движения, которые отличают его от ранее нами освоенных. Однако по мере овладения необходимой координацией движений этот контроль постепенно ослабляется и выполнение упражнения постепенно все более автоматизируется. Тем самым наше внимание высвобождается для решения других задач. Например, ходьба, бег, еда, речь, письмо — полностью или почти полностью автоматизированные действия. Автоматизация навыка позволяет не только высвободить внимание, но и выполнить действия более совершенно, быстрее отреагировать на закрадывающиеся двигательные ошибки внесением необходимых поправок.

     Но автоматизация навыка становится возможной только при стабильном выполнении движений, когда они в достаточной мере однообразно воспроизводятся во всех попытках. Отсюда вытекает совет: по возможности не допускай неудачных, неточных исполнений разучиваемого упражнения, это поможет быстрее достигнуть автоматизации соответствующего навыка.

     Физические упражнения представляют собой такой вид двигательной деятельности, который специально направлен на изменение состояния организма занимающегося либо на освоение того или иного двигательного навыка. Нас интересуют только физические упражнения, с помощью которых можно прямо или косвенно изменить состояние организма. Такие изменения могут быть более или менее значительными, кратковременными или стойкими. Вполне естественно, что упражняясь, мы всякий раз должны знать, чего хотим добиться, и соответственно подбирать движения, характер их выполнения и дозировку. Делай упражнения тщательно, а не кое-как, тогда польза от них будет несравненно больше. Любая двигательная деятельность оставляет какой-то след в организме человека. Различные трудовые движения могут давать эффект, сопоставимый с эффектом физических упражнений. Поэтому физические упражнения нужно подбирать и выполнять с учетом характера и особенностей физической нагрузки, получаемой в процессе трудовой деятельности.

     НТР — научно-техническая революция. Как часто мы слышим эти слова по различным поводам. Вот и здесь вспоминаем. Может быть, просто потому, что это сейчас модно? Нет. здесь дело не в моде.
Взаимосвязь НТР и физической культуры, безусловно, заслуживает того, чтобы уделить ей полторы-две минуты.


     Век нынешний и век минувший... Быстро, можно сказать на глазах, меняется образ жизни людей, меняется — в сторону уменьшения— их трудовая и бытовая физическая нагрузка. Относится это и к школьникам, которые все больше сидят за партой или перед телевизором, и к учащейся или работающей молодежи, и к людям других возрастов. Ты скажешь: «Зачем здесь вести речь о других возрастах? Книга ведь для меня и обо мне». Правильно, для тебя и о тебе. Как раз потому и следует подумать о школьниках всех возрастов — ты шел этой дорогой и сейчас, скорее всего, идешь по ней. Оттого нельзя не вспомнить про старших — со временем пройдешь ты и этот путь. И поскольку речь идет об общей беде—о наступающей гипокинезии* и гиподинамии**, ты непосредственно заинтересованное лицо.
Гипокинезия и гиподинамия губительно отражаются не только на физическом развитии и физической подготовленности. Они ведут к ухудшению работы и состояния (а то и к органическим изменениям) многих важнейших систем организма: сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной, выделительной, эндокринной (железы внутренней секреции) и др. Ухудшается состояние нервной системы, падает умственная работоспособность.

     Недостаток движений и усилий должен быть ликвидирован с помощью физических упражнений. При этом желательно подбирать упражнения, нагрузка и эффект которых не дублируют, а дополняют нагрузку и эффект остальной двигательной деятельности. Скажем, слесарю упражнениям для тулрвища и ног следует уделять больше внимания, чем упражнениям для рук, которые у него всегда в работе. Конечно, существует и другая сторона вопроса: с помощью специально подобранных упражнений можно развивать и совершенствовать те физические способности, которые нужны для трудовой деятельности. Здесь налицо одно из принципиальных противоречий, свойственных физической культуре: противоречие между разносторонностью и гармоничностью физического развития и физической подготовки, с одной стороны, и их специальной направленностью — с другой. Вот и тебе надлежит разрешить для себя это противоречие, найти такое равновесие между разносторонностью и той или иной направленностью своей физической подготовки, которое тебя удовлетворяет. Дело осложняется еще и тем, что показатели гармоничного физического развития и подготовленности весьма условны и неопределенны.

     Следует заметить, что для поддержания физического развития и физической подготовленности на каком-то определенном уровне требуется соответствующая по своему содержанию и по уровню двигательная активность. Изменение двигательного режима повлечет за собой изменение развития и подготовленности. Здесь имеется в виду не только общая физическая нагрузка, обеспечиваемая данным двигательным режимом, но и состав выполняемых действий и упражнений, характер их выполнения, чередование и распределение физической работы и физических упражнений во времени. Все это оказывает большое влияние на организм человека.

     Успешность двигательной деятельности зависит от трех факторов: 1) уровня и особенностей развития физических качеств; 2) наличия и степени совершенства необходимых умений и навыков; 3) психологических особенностей. Все эти три фактора можно целенаправленно изменять. В этой книжке ты найдешь рекомендации главным образом по развитию физических качеств.

     Двигательные действия часто представляют собой сложные системы движений. Неудачное выполнение одних движений при известных условиях может быть компенсировано другими движениями. Благодаря этому нередко удается, пользуясь хорошим развитием тех или иных групп мышц, хорошей подвижностью тех или иных суставов и т. п., успешно выполнять упражнения, невзирая на недостаточное развитие каких-то иных мышечных групп или на недостаточную подвижность других суставов. Вообще, сильными сторонами своей двигательной подготовки во многих случаях удается компенсировать (хотя бы частично) слабые стороны. Это и хорошо: можно справиться с поставленной двигательной задачей. Это и плохо: часто маскируются допускаемые двигательные ошибки, и потому труднее бороться с ними, труднее освоить рациональную технику исполнения упражнений.

     Мышечная работа совершается в конечном итоге за счет окисления богатых энергией органических веществ (углеводов, жиров, белков). Повышенная потребность в кислороде влечет за собой активизацию дыхательной и сердечно-сосудистой систем, поставляющих его мышцам. От возможностей человека снабжать мышцы кислородом зависит, насколько энергично может он работать достаточно длительное время (более 1—1,5 мин.). Вместе с тем эти возможности возрастают по мере тренировки с достаточно большими нагрузками: система «доставки» кислорода совершенствуется лишь тогда, когда работает близко к своему «потолку», к пределу возможностей (это правило распространяется и на другие системы, в чем ты убедишься из дальнейшего изложения). Следовательно, только тренируясь до тех пор, пока не почувствуешь значительного утомления, можно добиться повышения своей выносливости. При этом следует учесть, что бывает выносливость к работе высокой, средней или малой интенсивности: различные типы выносливости частично обеспечиваются различными физиологическими механизмами. Не углубляясь в подробности (это слишком сложно для неспециалиста), отметим лишь то, что тебе нужно знать, если хочешь самостоятельно заниматься физическими упражнениями.

     Очень кратковременная (до нескольких секунд) работа выполняется за счет запаса АТФ в мышцах. Более длительная (до 20—30 сек.) работа поддерживается главным образом в результате воссоздания (ресинтеза) АТФ за счет другого богатого энергией вещества-— креатинфосфата. Кислород при этом не нужен. Если энергичная мышечная работа более продолжительна, главным фактором, определяющим ресинтез АТФ, постепенно становится процесс распада глюкозы с образованием молочной кислоты (он также идет без участия кислорода). И лишь после 1,5—2 мин. напряженной работы роль главного механизма ресинтеза АТФ начинает играть окисление глюкозы (точнее, продуктов ее распада) кислородом, извлеченным из воздуха. В зависимости от того, какой из этих трех механизмов мы больше тренируем, преимущественно совершенствуется тот или иной из них. Понятно, что тренировать креатинфосфатный механизм можно только максимально энергичной работой со старта (т. е. с самого начала), иначе не заставить этот механизм работать до «истощения»: через 20—30 сек. уже разгоняется механизм анаэробного (бескислородного) расщепления глюкозы, который становится главным в решении задачи ресинтеза АТФ. В свою очередь, для успешной тренировки этого механизма нужно так работать, чтобы «выдохнуться» за первые 1—1,5 мин., пока не разогнался и не стал играть первую скрипку механизм расщепления глюкозы. А тренировать этот последний можно только длительной и достаточно интенсивной работой, вызывающей мобилизацию резервов дыхательной и сердечно-сосудистой систем.
Сказанное выше позволяет перейти к важному понятию «кислородный долг». Суть дела такова.

     Бескислородное расщепление креатинфосфата и глюкозы приводит к накоплению в мышцах молочной кислоты, которая непременно должна быть посредством окисления превращена в углекислый газ и воду. Освобождающаяся при этом энергия нужна для ресинтеза глюкозы (из других, неокисленных молекул молочной кислоты), креатинфосфата и в конечном счете АТФ. Накопление молочной кислоты снижает работоспособность мышц. Таким образом, работа в течение первых нескольких десятков секунд, когда доставка кислорода в мышцы весьма ограничена, обеспечивается энергией, как бы взятой в долг, который в дальнейшем погашается энергией окислительного расщепления молочной кислоты. Погашение долга требует доставки в мышцы соответствующего количества кислорода—сверх того, которое необходимо дпя обеспечения продолжающейся работы. Не получая кислорода, мышцы работают как бы «в кредит», требуя от нас погашения задолженности в доставке им кислорода, то есть погашения кислородного долга. Величиной кислородного долга считают количество кислорода, необходимое для ликвидации в тканях тела продуктов бескислородного расщепления глюкозы (из-за общей нехватки кислорода такие продукты образуются не только в мышцах). Для примера вспомним, что, пробегая с максимальной скоростью 100 м, мы делаем всего несколько неглубоких вдохов и выдохов, а энергично дышать начинаем немного погодя после финиша — возвращаем тканям тела, главным образом мышцам, образовавшийся кислородный долг. Хороший спринтер пробегает стометровку более чем на 90 А «в долг». Ту же картину мы наблюдаем, если подтянемся 10—15 раз на перекладине.

     Наличие большого кислородного долга проявляется одышкой, напряженной работой сердечно-сосудистой и дыхательной систем, порой тягостным состоянием удушья и снижением работоспособности. Как с этим бороться? Хорошая разминка перед выполнением продолжительного, требующего больших энергозатрат упражнения активизирует систему доставки кислорода тканям тела, в результате чего при той же нагрузке (после короткого отдыха) кислородный долг оказывается существенно меньше.
Человек при частом повторении адаптируется (привыкает, приспосабливается) к кислородному долгу, и в результате тренировки все легче его переносит.

     Нужно заметить, что многие силовые упражнения приходится выполнять с задержкой дыхания или с недостаточно глубоким дыханием. Это не беда: работа выполняется «в долг». По окончании такого рода упражнения (или серии) обычно следует отдышаться, чтобы восстановить работоспособность, и лишь после этого приступать к выполнению следующего упражнения (серии упражнений). Однако можно рекомендовать периодически отступать от этого правила с целью «приучения» организма к работе в условиях значительного кислородного долга. Само собой разумеется, при этом не надо терять чувства меры. Ориентироваться можно по пульсу: для малотренированного человека «потолок» должен быть менее 3 ударов в секунду (160—170 ударов в минуту), хорошо тренированный может позволить себе работать в режиме 200 и даже 220 ударов в минуту. Пульс подсчитывают в течение 10 сек., полученное число умножают на 6.

     Отдельные мышцы и даже целые мышечные группы никогда не работают изолированно, вместе с ними всегда напрягаются многочисленные другие мышцы и мышечные группы, расположенные подчас на совсем других частях тела. Пример: при выжимании гантелей от плеч вверх (стоя) помимо сгибателей плеча (передние пучки дельтовидной мышцы) работают разгибатели предплечья, мышцы кисти и пальцев, вся группа мышц, поднимающих плечевой пояс, мышцы спины и брюшного пресса (фиксация туловища), группа мышц-разгибателей бедра и, наконец, мышцы, управляющие стопой (сохранение устойчивости). А ведь мы взяли совсем простое движение!

     Поэтому когда речь идет об упражнении для какой-либо группы мышц или для какого-либо определенного движения, то имеется в виду лишь преимущественная направленность этого упражнения. И главным образом также поэтому твоему вниманию предлагаются различные варианты упражнений, имеющих общую главную задачу; развитие силовых возможностей при выполнении движения одного и того же звена тела в одном и том же направлении. Между этими упражнениями не следует ставить знак равенства, поскольку они по-разному заставляют работать двигательный аппарат. Таким образом, чередуя «одинаково направленные» упражнения, а не ограничиваясь лишь одним-двумя из них, ты сумеешь добиться более гармоничной д5изической подготовки и развития.


     Здесь стоит отметить еще три важных обстоятельства:
1) развивать силу мышцы (группы мышц) надо по всему диапазону обеспечиваемого ею движения, так как тренировка с использованием одной части этого диапазона мало сказывается на работе мышцы в другой части (например, тренировка в сгибании руки до прямого угла в локтевом суставе лишь незначительно увеличивает способность развить силу при сгибании от прямого угла до полностью согнутого положения);
2) различные упражнения даже одной направленности неодинаково развивают эластические свойства мышц и связок;
3) нельзя сбрасывать со счетов немалые сложности, связанные с координацией движений звеньев тела и напряжений различных мышечных групп. Такого рода способность (координированность) нужно совершенствовать, а сделать это можно, только разнообразя упражнения, то есть вынуждая себя решать широкий круг двигательных задач.

     Любые наши двигательные действия можно, анализируя, разложить на простейшие (элементарные) движения отдельных звеньев тела. Исходя из этого и построены предлагаемые в разделе «Кратко об атлетической гимнастике» рекомендации по развитиюсилы и гибкости (этот принцип выдержан и в плакатах-вкладках, и в разделах «Утренняя гимнастика» и «Физкультпауза»). Во избежание путаницы условимся: элементарное движение звена тела осуществляется только в одном из суставов, в образовании которых это звено участвует. Причем имеется в виду проксимальный сустав, то есть расположенный по цепи звеньев ближе к туловищу.

     Так, движение в коленном суставе всегда будет рассматриваться нами как движение голени, а не бедра, даже если по условиям двигательного действия голень неподвижна, а перемещается именно бедро. Другой пример: в стойке на руках движения в пучезапястном суставе рассматриваются как движения кисти, а не предплечья. Такая условность, повторяю, помогает избежать путаницы при анализе движений.
Существуют группы суставов, каждая из которых функционирует как один сустав. Мы, как это повсюду и принято, будем рассматривать их как одиночные суставы (например, поясничный сустав, шейный, голеностопный, лучезапястный). Оттого и говорят «наклон головы», «сгибание тела» и т. п.

     Еще несколько слов об утомлении. Человек в результате двигательной деятельности утомляется не только в связи с большими энергозатратами: подчас состояние утомления бывает вызвано работой сравнительно небольших мышечных групп, так что общие затраты энергии могут быть невелики, а больше сказываются утомление тех или иных отделов нервной системы и эмоциональное напряжение. Более того, даже при совсем незначительной физической нагрузке сильное эмоциональное напряжение может вызвать у человека самочувствие, почти не отличимое от того, которое сопровождает настоящее физическое утомление. Это надо учитывать при тренировке, имея в виду, что действительная физическая нагрузка (конечно, разумно дозированная) не углубляет, а, наоборот, уменьшает утомление, вызванное нервным и эмоциональным напряжением.

     Мышечная деятельность нужна не только для того, чтобы действовать и совершенствовать свои двигательные возможности. Она помимо этого необходима для нормальной работы организма в целом и отдельных его систем. В этом нет ничего удивительного: многие миллионы лет человек формировался как организм, существование которого зависит прежде всего от активной мышечной работы. В головном мозгу человека с мышечной деятельностью связано значительно больше нервных клеток, чем, например, с мышлением. Работа мышц сильно влияет на деятельность сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной и других систем. Так, когда мышца энергично работает, в ней резко возрастает число действующих кровеносных капилляров (по сравнению с покоящейся мышцей увеличение может быть стократным). Такое увеличение потока крови через мышцы требует соответствующей активизации работы сердца, а увеличение потребления мышцами кислорода — соответствующей активизации и дыхательной системы. Недостаточность работы мышц (гиподинамия) ведет к угнетению функции этих систем и к снижению их возможностей, делает их более уязвимыми для различных болезней. Наоборот, регулярная активная работа мышц благотворно действует на кровеносную и дыхательную системы, вызывает их развитие, ведет к повышению их функциональных возможностей, к их совершенствованию. Возрастают жизненный объем легких и мощность сердечной мышцы, улучшается регуляция тонуса сосудов, укрепляются их мышечные стенки.

     Работа мышц не только косвенно, но и непосредственно влияет на работу кровеносной системы: утолщаясь при напряжении, мышцы выжимают кровь из прилежащих участков венозных сосудов, при расслаблении мышц она вновь заполняет их. Благодаря многочисленным клапанам, имеющимся в венах, кровь перемещается в одну сторону — к сердцу. Этот, как принято говорить, мышечный насос помогает сердцу как раз тогда, когда оно особенно напряженно работает: при длительной энергичной работе мышц. Еще больше значение мышечного насоса для работы лимфатической системы: она ведь лишена своего собственного насоса, аналогичного сердцу в кровеносной системе, так что продвижение лимфы очень сильно зависит от работы мышц. Таким образом, состояние внутренней среды организма, течение обменных процессов, осуществляемых через кровь и особенно через лимфу (ее называют также тканевой жидкостью, поскольку она пропитывает все ткани тела, заполняя межклеточное пространство и при своем движении омывая клетки), существенно зависят от объема и интенсивности работы мышц. Значение мышечного насоса особенно хорошо видно при анализе явления, называемого гравитационным шоком.

     Сущность его в следующем: завершая, например, бег на относительно длинную дистанцию, спортсмен не должен сразу останавливаться, так как плохо себя почувствует — испытывает головокружение, тошноту, может потерять сознание. Это связано с недостаточным кровоснабжением головного мозга и вызвано тем, что, прекращая бег, человек выключает энергичную работу мышц ног, что позволяет крови под действием силы тяжести переполнить сосуды нижележащих частей тела, из-за чего ее недостаточно притекает к сердцу, а оттуда — к мозгу. Если же спортсмен по окончании дистанции продолжает легкий бег или хотя бы переходит на ходьбу, тягостное состояние гравитационного шока вообще не наступает или проходит намного легче, так как даже при такой скромной работе мышц ног мышечный насос заметно помогает сердцу.

     Работа мышц усиливает перистальтику кишечника, то есть волнообразно распространяющееся сокращение кольцевых мышц его стенок, продвигающее пищевую массу. Часто основной причиной застойных явлений в кишечнике является двигательный голод — недостаток движений.

     Работа мышц и по другой причине не безразлична дпя обмена веществ. Ведь на нее расходуются запасы энергетических веществ (углеводов, жиров, белков, АТФ, креатинфосфата, молочной кислоты и др.), пополнение, расходование которых связано с деятельностью сложных систем и биологических механизмов. Кроме того, распад веществ, участвующих в процессе преобразования потенциальной химической энергии в энергию напряжения мышц, приводит к увеличению количества молекул в данном объеме тела, в связи с чем меняется осмотическое равновесие между тканями (в частности, именно этим объясняется свойство мышц набухать, увеличивать свой объем по мере энергичной работы). Работа мышц влияет на образование различных ферментов и даже витаминов, на солевой обмен, на количество ряда гормонов в крови, на внутреннюю температуру тела (от которой зависят скорости и характер протекания многих химических и биологических процессов в организме). Мышечная деятельность активизирует обмен веществ, в частности способствует сгоранию излишних жировых запасов, а также «постаревших» и дефектных клеток организма, усиливает имунные процессы, форсирует регенерацию тканей, то есть восстановление их повреждений (после болезней, травм, воспалений), что очень важно для здоровья, самочувствия. Работоспособность и жизнерадостность можно сохранить до преклонного возраста, а можно растерять и в молодом. Это во многом зависит от того, насколько разумен двигательный режим, особенно, пожалуй, в твои годы. Многое, очень многое решаешь ты именно сейчас!

     Заметил ли ты, что активная мышечная деятельность способствует хорошему настроению, помогает развеять грусть, гнев, огорчения, тоску и другие так называемые отрицательные эмоции ? Связано это как с непосредственным воздействием раздражений, падающих на различные отделы головного мозга в процессе мышечной работы, и с проявлением условнорефлекторных влияний, так и с разрушением (в результате работы мышц) циркулирующих в крови гормонов адреналина и норадреналина, в значительной мере виновных в появлении и сохранении отрицательных эмоций. Здесь уместно вспомнить, что знаменитый физиолог И. П. Павлов очень метко называл результат такого воздействия активной двигательной деятельности «мышечной радостью».

Полезная информация:
figura.inf.ua - При копировании материалов, активная ссылка на сайт обязательна!